Текущее время: 19 сен 2019, 00:10

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Дизайн-поддержка  ZeroParKing



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 
 Бредни от Asharakon'а 
Автор Сообщение
Cпасибо сказано
Сообщение Бредни от Asharakon'а
Эх... Вот хочется выложить, пускай не по симсам, но всё равно... Кой - где выкладывала, но потом удалила. В общем, на ваш суд, ребята :ooops:

Наёмница


Начало
С моря дул холодный ветер. Он приносил с собой запах солёных брызг и тоску. Путался в рыжих волосах и шептал, шептал. Шептал о зимнем горе, которое высушило, опустошило. Шептал и заполнял собой пустоту, пытаясь поддержать и успокоить. А море болтало со старым маяком и ему не было никакого дела до щуплой фигурки, невидящим взглядом смотрящей как луна тонет в волнах.
Изображение
- Фу-ух! Рыжик! Напугала же ты меня! – неожиданно раздался за спиной голос старого смотрителя.
Девушка повернулась и тут же улыбнулась ему, как могла только она – робко и дерзко одновременно:
- Извини, дядя Рок, я не нарочно.
- Опять не спиться, да? – Роксвел опустил арбалет и сел рядом с гостьей на ступеньку. Девушка кивнула и снова невидящим взглядом уставилась на море.
- А я думал, воры лезут. Хотя чего ж тут красть? Так нет же, выперла меня нелёгкая шугануть! Чуть тебя не пришиб! Ты бы хоть предупреждала что ли, что ко мне собираешься.
- Ну, прости, пожалуйста! Хочешь ягод?
- Каких таких ягод? – смотритель насторожился, - Опять в храмовую кладовую лазила?
- Нет. Я ещё после того раза, когда меня тётя Лилит поймала, наложение отрабатываю.
- А где ж ты их взяла, а? Или храму гостей ждать из лавки надо?
Роксвел нахмурился. Рука с ягодами дрогнула, но обратно в карман не нырнула, хоть глаза в сторону и прыгнули.
- Намира, где ты ягоды взяла? – строго, как только мог, спросил смотритель маяка, для пущей важности положив ладонь на арбалет. Хотя что толку-то? Эта егоза ни за что не поверит, что он может в неё всадить болт. А если и испугается, так сиганёт в море прямо со смотровой площадки. Так какой смысл ей грозить в таком случае?
- В лесу. – ответила, наконец, девушка.
- Каком ещё лесу?
- Ну, который там, на другой стороне острова. – Намира легко махнула рукой, - Так будешь?
Роксвел взял несколько ягод и по одной стал закидывать себе в рот:
- А как ты там оказалась?
- Ну… Меня мастер Баулро послал встретить ребят, которых туда на экзамен послали.
- Одну?! – рука смотрителя дёрнулась и ягоды просыпались на каменные плиты пола.
- Ну, да. А чего тут такого? – Девушка пожала плечами и снова протянула руку с ягодами.
- Там же… Да там же полно темнокрылых летучих мышей и оборотней! И вообще, какая только нечисть в дальний лес из Эльфийских руин не лезет!
- Ну и что?
- Да и то! Баулро тебя настолько ненавидит, что одну послал туда почти просто так?!
- Почему – просто так? А мальчишек встретить? А передать им заряды духов для охоты, бинты и благословение храма? А…
- Намира! Парни туда пошли проходить испытание. Их послали на проверку силы, ловкости и крепости духа! Чтобы они доказали, что могут претендовать на путь воинов Эйнхасад!
- И чего?
- Я…Да я старосте пожалуюсь!
- За что? – ягоды красным дождём посыпались на пол.
- Да не на тебя, а на магистра!
- А на него-то за что?
- Тьфу, пустая твоя голова! Хвала небесам, что ещё на месте… Да за задания такие вот! То ему срочно надо найти своего ученика, который отбывает практику у магов в садах их школы, в которые специально выпускают оголтелых гоблинов, чтобы чужие не совались…
- …Не было там гоблинов, только жаб гигантских – хоть сачком лови.
- То ему нужно найти магистерский перстень, который он у Обелиска Победы потерял, а туполобые орки им галок пролетавших сбивали…
- …Да они просто его на валун положили и любовались камнем.
- А теперь ему потребовалось найти адептов в дальнем лесу, где за каждым кустом полно страшных оборотней!
- Да не такие уж они и страшные…
- Что?! – Роксвел схватил девушку за плечи и развернул к себе, - Ты их издали видела и успела убежать? Ты ведь убежала от них?! Или…?
- Да они бегают быстро. Я на двух ногах, а они догоняют на всех четырёх.
- Они?! На скольких зверюг ты наткнулась?
- На двух… Да они ничего мне не сделали! – Намира вывернулась, бухнулась на четвереньки и стала собирать рассыпанные ягоды, быстро тараторя, будто оправдываясь, - И они хоть и скалятся да глазищами сверкают, а не страшнее собаки. Ну, поставь нашего храмового кобеля на задние лапы – тот же оборотень будет.
- Девочка… дурочка… Ну, скажи, почему, когда Баулро посылает тебя куда-то, так с мыслью, чтобы тебя сожрали?
- Почему – сожрали? Он же мне просто задания даёт. И то, только тогда, когда под рукой больше никого нет.
- Я всё равно к старосте схожу.
- Намира!! Почему ты здесь а не в храме?!
Грозный окрик отскочил от старых стен маяка и сорвался в море. Роксвел одним неуловимым движением вскинул арбалет, девушка замерла как была – на четвереньках. Только смотритель мог поклясться, что видел, будто из рукава ей в руку прыгнула серебристая рыбка лезвия. Ох, не проста девчонка!
- Мне повторить что ли?! Немедленно домой!
К ним подошёл чёловек в развивающейся робе и берете монаха:
- Намира, повторяю последний раз – немедленно в храм! Или ты снова подставишь Лилит.
Девушка в ответ то ли хрюкнула, то ли рыкнула, но тут же сорвалась с места и исчезла в предрассветном сумраке.
Изображение
- А-а-а! Магистр Баулро! – Роксвел поудобнее перехватил арбалет, - А я уж хотел вам сам визит нанести!
- Насколько я слышал, не мне, а старосте. – холодно ответил магистр, подходя ближе.
«Сан не по годам» - так выразился Верховный жрец их храма. Баулро действительно был довольно молод для магистра. Но, вместе с тем, хваток и умён. Поэтому, когда он появился в деревне с высшей рекомендацией в качестве простого храмового магистра, многие удивлялись – ради чего он добровольно согласился угробить карьеру в угодье эдакому захолустью? А магистр молчал и делал своё дело.
Баулро сделал ещё два шага и совершенно спокойно протянул Роксвелу какой-то пергамент:
- Будь любезен, подпиши.
- Это что?
- Опусти арбалет, возьми и прочти. – Баулро пожал плечами.
- Я в темноте не вижу. – Роксвел всё ещё держал арбалет взведённым.
- Тогда, может быть, ты пригласишь меня на чашку чая и мы спокойно обсудим это прошение?
- Какое ещё прошение?
Баулро молчал и совершенно без каких-либо эмоций смотрел на Роксвела, всё ещё продолжая протягивать ему пергамент.
- Хорошо, пошли внутрь. Только не вздумай шаровыми кидаться! Маяк старый, может не выдержать.
- Себе дороже. – тихо буркнул под нос магистр, шагая за угрюмым смотрителем. Кто ж в здравом уме будет нападать на Рыцаря Феникса, пусть даже и отошедшего от дел? А маяк крепкий, эльфийской ещё постройки.
Чай был вкусным. Не зря говорили, что лучше, чем смотритель маяка в деревне никто чай заваривать не умеет.
Роксвел ещё раз перечитал прошение, положил пергамент на стол и молча закурил. Баулро ждал, наслаждаясь ароматным напитком.
- Так, ладно. Вашу задумку я понял. Но моя черкулька вам зачем?
- Сам подумай. Ведь она не проходила школу и не была в послушании. К тому же безродная сирота.
- Я те дам – безродная! Дарк – известный клан!
- Был. Она одна осталась… Чудом осталась.
Роксвел согласно кивнул и вздохнул. Действительно, чудом. Позапрошлой зимой на деревню напали разбойники. Среди храмовой братии, верхушки местных магов и высших воинов гильдии потом ходили домыслы, что напали на деревню именно из-за этой семьи. Брат Намиры погиб, защищая младшую сестру и мать. Их дом спалили за то, что он успел прихватить с собой не одного и не двух наёмников. Мать девочки от горя тихо угасла за месяц. Намиру тогда взяла под свою опеку храмовая служка Лилит. Многие тихо хихикали – встретились два одиночества! Светлая эльфийка тоже успела хлебнуть горя в своё время – в войне Грации потеряла любимого, да и её семья от неё отреклась. Вот она и служила в людской деревушке при храме.
- Ну, так зачем мне прошение подписывать? Твоей рекомендации и полного одобрения Верховного Жреца храма и Великого Мастера школы воинов мало?
- А меня к тебе как раз Великий мастер и послал прошение подписывать.
- Странно. Зачем воителю высшей категории рекомендации какого-то смотрителя какого-то маяка?
- Вообще-то, Роен рассказал мне о том, кто ты в рыцарском ордене. И если такой человек даст рекомендации, то девочку возьмут более охотно, нежели…
- Вы хотите отдать её Рыцарям? – смотритель грозно нахмурился и сжал кулаки, отчего Баулро тут же стало не по себе, но он быстро взял себя в руки:
- А ты хочешь, чтобы она ушла в Разбойники? При храме она сидеть не станет, сам ведь видишь. К тому же она лучше всего подходит для этого пути – упорная, честная, трудолюбивая. Плюс отличные данные, весомые рекомендации…
- …разбитый клан и отец-некромант! Думаешь, это забывается?
- Но ведь она об этом не знает! Я проверял. Лорена не сказала об этом ни ей, ни её брату. Они не знали, что с их отцом и почему они с матерью бежали с материка. А так ведь по ней не скажешь, кто она.
- Ох… как бы кровь своё не взяла.
- Да с чего бы? К тому же если светлое воинство засвидетельствует…
- Говори нормальным языком, ты не в храме и не в магистрате. – осадил Роксвел собеседника, - А насчёт зова крови… скажи, ты видел её глаза, когда она вспоминает ту зиму?
- А ты видел её глаза, когда она возносит молитву в храме?
- Да ты вообще знаешь, как учат рыцарей? Если её сломают, если она не выдержит…
- А ты уверен, что она не выдержит? – в свою очередь ввернул Баулро.
Оба замолчали, буравя друг друга взглядами. Первым не выдержал магистр и отвёл глаза.
Роксвел задумчиво побарабанил пальцами по пергаменту, а потом, с тяжёлым вздохом, нехотя протянул руку:
- Ладно, давай перо. Но помни – я предупреждал.
Изображение

_________________
Изображение


15 июл 2010, 09:53
Профиль
Cпасибо сказано
Сообщение Re: Бредни от Asharakon'а
История первая – Посвящение
Море оказалось гладким и манящим только издали. Качка совершенно вымотала. Стоя на пристани и разглядывая стены Глудина, Намира не могла уловить то обаяние приморского городка, о котором ей рассказывали Роксвел, Баулро и даже Мастер Роен, к которому её посылали на несколько уроков. Многому она не научилась, гораздо больше дали рассказы тихой Лилит, наставления старого смотрителя маяка и задания опекуна - магистра.
По красной от закатных лучей дороге девушка дошла до городских стен, которые чем-то напомнили ей стены родной деревни. Только те ветхие, деревянные, а эти – каменные, мощные.
Угрюмая стража на входе в город перед тем, как выдать пропускной листок, проверила досконально. Перетряхнули весь нехитрый скарб девушки, документы и немудрёное оружие – засапожный нож и старый эльфийский клинок. Меч был самым дорогим из всего, что было при девушке. И её гордостью.
Она сама его добывала. Наслушалась рассказов старого гнома-кузнеца и полезла в запретные Эльфийские руины. Страшно почти не было. Хотя холодок по спине дёргал – в дальнем лесу ведь не наткнёшься на выбеленный временем остов скелета с застрявшим между рёбрами сломанным мечом и покорёженные шлемы с жуткими зазубринами, не будешь шарахаться от каждой тени и прижиматься к поросшей лишайником и местами забрызганной бурыми засохшими пятнами плотной каменной кладке, чтобы просто пропустить мимо случайный порыв ветра. Только один раз она поддалась панике, когда, прижимая к груди найденные два обломка лезвия, пробиралась обратно. Когда за спиной раздались призрачные чавкающие шаги, пытающиеся повторить такт её походки, замирающие тогда, когда девушка останавливалась, но неумолимо приближавшиеся. Вот тогда Намира с визгом бросилась к спасительной лазейке, через которую она и проникла в руины. Следом в завал глухо бухнуло то, что её догоняло, но на солнечный свет не полезло.
А потом кузнец сделал первое в жизни Намиры чудо – соединил обе части сломанного оружия и девушка получила настоящий меч! Он казался ей самым лучшим, самым острым, самым быстрым. И это была её первая тайна. И она только хитро улыбалась, когда Мастер Роен удивлялся её настойчивому отказу взять с собой в поездку хотя бы длинный кинжал гномьей ковки из запасников школы.
Теперь же, гуляя по Глудину и без зазрения совести разглядывая прохожих, Намира поняла, почему стража настолько прохладно оценила её оружие. Клинок, горделиво пристроенный у бедра, не выглядел грозным оружием. Даже больше – он совершенно терялся среди того, что девушка замечала у горожан. Гномьи секиры и молоты, эльфийские клинки и орочьи кастеты выглядели намного серьёзнее, чем старый клинок, любовно вычищенный речным песком и отполированный мхом, добытым из пещеры под водопадом.
Вдоволь нагулявшись по городу, Намира вышла, наконец, на главную площадь, где располагался храм Эйнхасад и нужная ей гильдия воинов. Поискав глазами гильдию и не увидев её, Намира пошла к храму.
Изображение
Все храмы в честь Богини Созидания строились одинаково, ну, разнились только в украшениях, в зависимости от обеспеченности города. Храм Глудина был не такой, как их деревенский, хотя и тот был самой лучшей постройкой в деревне. Этот строго и горделиво возвышался над площадью, совершенно не заслоняя её, а оттеняя своими резными оконцами и покатыми сводами.
Торговец свитками и магическими книгами с интересом наблюдал за любопытной провинциалкой, пока та осматривалась, а потом поинтересовался, чем он может ей помочь. А выяснив, что у девушки рекомендательное письмо к главе храма и блюстителю ордена рыцарей, сразу же потерял к ней интерес и отослал из храма на площадь, потому как Верховной Жрицы на месте не оказалось, а гильдия воинов располагалась именно на площади, прямо рядом с храмом.
Немного сникшая от такого приёма Намира понуро вышла из храма и оглядела площадь со ступенек парапета.
А главная площадь Глудина вовсю кипела совершенно незнакомой ей жизнью. Сновали прохожие, предлагали свой товар бойкие торговцы, наниматели искали для своих нужд среди толкущихся на площади магов и воинов подходящих им бойцов.
Гильдия воинов действительно располагалась прямо рядом с Храмом Эйнхасад – спустись со ступенек парапета – и ты у входа в одноэтажное приземистое здание.
Изображение
Намира неожиданно увлеклась разглядыванием стелы героев, расположенной прямо у входа в гильдию, что не сразу услышала, что кто-то её настойчиво окликает:
- Эй, рыжая, ты оглохла что ли с непривычки?
Намира оглянулась и увидела огромного воина в литых доспехах с позолоченной окантовкой, обветренным серьёзным лицом и выцветшими волосами:
- Я спрашиваю, тебе чего надо или просто так здесь отираешься?
- Да мне бы сэра Клауса Васпера повидать. – немного нерешительно но с еле уловимым вызовом ответила девушка. И воин это заметил.
- Зачем? Для найма и на площади можно желающих найти. А у него на глупости всякие нет времени. Так что иди-ка дальше.
- А у меня не глупости, у меня письмо.– девушка готова была заплакать от такого неожиданного недружелюбия города, - Лично к Мастеру Рыцарей.
- Ну, раз письмо, тогда давай. – воин протянул руку, но Намира сделала шаг назад:
- Ему лично. Остальных не касается.
- А ты не робкого десятка. – неожиданно хмыкнул воин, - Что хоть за письмо такое важное?
- Рекомендательное.
- Прямо лично Васперу?
- И Верховной Жрице Храма. Так что отдам только в руки. – Намира гордо вздёрнула подбородок.
- Ну, раз так, тогда давай. – воин снова протянул руку, но Намира, сделала ещё один шаг назад и мотнула головой.
- Давай письмо, говорю. Я – сэр Клаус Васпер. – воин улыбнулся и несильно хлопнул себя ладонью по левой стороне лат в знак подтверждения истинности представления Рыцаря, - А тебя-то как зовут?
- Намира. – девушка покраснела, также приложила руку к груди, как наставлял Роксвел, и протянула письмо.
- Вот и познакомились. Тебя рекомендуют что ли? – сэр Васпер вскрыл письмо.
- Угу. На послушание. – Намира снова улыбнулась.
- В рыцарство? – воин вскинул брови и вопросительно уставился на девушку.
- Ну, да. Магистр Баулро говорил, что…
- Это Баулро тебя сюда послал? – присвистнул рыцарь.
- Да. – Намира потупилась и опустила глаза.
Сэр Васпер снова хмыкнул и погрузился в чтение. Потом поднял глаза, внимательно оглядел девушку, будто бы что-то прикидывая и, наконец, сказал:
- Ну, пока я не вижу ничего из того, что тут понаписали твои поручитель и опекун. Только упёртость.
Намира вспыхнула, но благоразумно промолчала. Рыцарь же снова хмыкнул и, довольный эффектом своих слов, фразу завершил:
- Но, если они ничего не придумали и не приврали, а я склонен верить и этому сумасшедшему фанатику из Башни, и своему брату по ордену, то я беру тебя послушником в орден Рыцарей. Под свою ответственность. А потом посмотрим.
- С-спасибо! – Намира, которая успела испугаться, услышав отказные слова, теперь светилась радостной довольной улыбкой, а от переполнивших её чувств еле справлялась со словами.
- Ну, это мы посмотрим – спасибо или нет, Может, ты сбежишь ещё. А теперь пошли-ка в гильдию, надо тебя записать у Великого Мастера Глудинской гильдии Рамоса, чтобы он определил тебя к наставнику.
- А как же Верховная Жрица?
- Письмо было адресовано мне. К ней надо было идти только в том случае, если бы ты меня не нашла. – сэр Васпер аккуратно, но твёрдо подтолкнул Намиру ко входу в гильдию и стало понятно, что обратной дороги у девушки уже нет.
Следование послушанию было изматывающим. Постоянные тренировки, выволочки за любой малейший промах, тычки и насмешки. Намира терпела. Единственной отдушиной стали походы на верфи, когда появлялась возможность вырваться из гильдии. Там Намира болтала с заходящим за горизонт солнцем, прося его рассказать милой тётушке Лилит, всегда добродушному дяде Роксвелу и постоянно хмурому магистру Баулро свои новости. Только теперь она поняла, что она скучает по своей деревне. Но вот возвращаться ей не хотелось.
После того, как она провожала солнце, Намира шла в храм и просила у Великой Богини Созидания силы, стойкости и смирения. На неприязненные взгляды, которые она изредка ловила со стороны главы глудинской церкви, девушка старалась не обращать внимания.
Притерпелось ей в показавшимся сначала таким недружелюбном Глудине. Втянулась она в бурлящую жизнь и старалась впитать в себя как можно больше знаний, чтобы не потеряться в «большом» мире, как говорили их наставники.
Кроме неё в послушниках ходила ещё одна девушка – бойкая и говорливая Реска. Реска была довольно заносчивой и горделивой, единственной дочерью главы какого-то видного клана, принимала своё послушание как незаслуженную ссылку, устроенную ей отцом, но старалась справлять его, ни на что не жалуясь. Однако, когда однажды в их каморку зашёл лично сэр Васпер, и, вручив Намире знак Адепта Рыцарей, сказал, что она должна к исходу месяца предоставить гильдии минимум три монеты Повелителей, и, не обратив никакого внимания на вторую девушку, собрался уходить, Реска устроила первый и, как оказалось, последний на памяти Намиры, скандал с истерикой.
Реска кричала о несправедливости, праве высшего родства, требовала вручить знак Адепта и ей тоже и металась в слезах по комнате, изрыгая на голову Намиры непотребные ругательства. Блюститель ордена какое-то время молча наблюдал за ней, а потом, улучив подходящий момент, влепил истеричке звонкую пощёчину. После чего также молча повернулся и вышел.
Реска какое-то время стояла с потерянным взглядом, держась за щёку, а потом быстрым шагом вышла из комнаты. Намира недоумённо проводила её взглядом, потом сама собралась и пошла за заданием.
Пощёчина, которую отвесил сэр Васпер её товарке, больше была не оплеухой, а оскорблением. Сознательно нанесённым. Ещё бы – высокородная девица, послушник Ордена и – пощёчина! От рыцаря! В присутствии свидетеля! Но в любом случае это означало только одно – исключение из ордена. Потому как истинный Рыцарь не имеет права хамить старшим, оскорблять более низкородных без весомой на то причины и ставить под сомнение приказы начальства.
Намира постаралась выкинуть из головы эту неприятную сцену и сосредоточиться на ритуальной фразе, которой просят задание. Ошибёшься хоть в слове – отошлют с порицанием.
Первый сюрприз был в том, что в храме её уже ждали. Левиан, Верховная Жрица, недовольно поджав губки, с каким-то пренебрежением смотрела за тем, как Намира подходит к престолу, чтобы попросить задание. И девушка не успела даже рта раскрыть – Жрица заговорила первой:
Изображение
- Как вы посмели войти в храм в доспехах? Где ваше уважение к Великой матери Эйнхасад?
Намира опешила от такого приёма и фраза, которую она должна была произнести вылетела у неё из головы. Жрица же, видя замешательство девушки, уже более спокойно и удовлетворённо продолжила:
- Однако, я заметила у вас знак Адепта. Пришли за заданием? Ну что ж, будет и задание.
По противной ухмылке Жрицы Намира догадалась, что задание ей приготовили не самое приятное. И оказалась права. Для процветания славного Глудина Жрице требовались… двадцать тотемов ящеров! Намира задание взяла и вышла из храма молча. И только на улице позволила себе тихо выругаться.
Эти тотемы ополченцы со своих вылазок приносили как сувениры. И то, только потому, что сделаны они из подводного камня, который затруднительно добывать, а он стоит неплохих денег. Ящерам за ним нырять сподручнее. Одна ночная вылазка в их лагерь и у тебя не то, что двадцать, а под пятьдесят тотемов таких будет, сумей только дотащить до города. Только это… воровство. Но в Ордене их учили совершенно другому. Это не задание для Адепта! Это унижение!
Только делать нечего, задание получено и его надо выполнить. Поэтому Намира, даже не заходя в гильдию, с ночным патрулём выбралась из города и пошла на Южное побережье. А к утру уже стояла перед храмом с полным мешком требуемых тотемов. Да не простых, а слегка обколотых и кое-где забрызганных кровью. Удачно так получилось – возвращаясь со своей мародёрской прогулки, она выронила мешок с умыкнутыми тотемами и он с грохотом скатился с дороги на прибрежные валуны. На странный шум выглянул ящер – часовой, который споткнулся о мешок и разбил себе нос. Поэтому быстро вернулся обратно, даже не посмотрев, что ему так неудачно под ноги попало. А адептка, быстро собрала выроненные тотемы и побежала в город.
Левиан благосклонно приняла мешок и небрежно сунула девушке Монету Повелителя – Знак выполненного задания на благо города:
- Неплохо. Надеюсь, что ты достойна звания Рыцаря. Только знай, Рыцарь – непоколебимый воин! Он следует пути Света! И смотри не оступись. Помни, что хоть Тьма многогранна и заманчива, но сбивает с истинного пути. И много рыцарей оступились, глубоко уйдя во Тьму. И помочь им смог только очистительный костёр во славу Великой Эйнхасад. Не повторяй их ошибок или повторишь их путь!
Уже вернувшись в гильдию, собирая вещи у себя в каморке, Намира задумалась над тем, что сказала ей Верховная Жрица. Вместо слов благодарности за выполненное задание ей пригрозили расправой и костром! За что? Почему Левиан так её невзлюбила?
Не найдя ответа на этот вопрос, девушка махнула на него рукой – все тебя любить не будут, всем не понравишься. И выспросив благословения у главы гильдии отправилась в соседний городок за заданием тамошнего главы. В Глудио всё прошло нормально – Жрец дал задание помочь защитникам города и принести защитные амулеты с поверженных врагов, временно отрекомендовав Адептку городской страже. Три вылазки – и врученная Монета Повелителя.
На очереди был Дион. Верховный Жрец дионского храма странно расплылся в счастливой улыбке:
- Вас послало само провидение! Помогите храму, и он не забудет вас!
Выйдя от него, Намира даже радовалась полученному заданию – первое настоящее дело! Из Глудио в Дион вышли паломники. Но из-за свирепствующих под Глудио отрядов гноллов не дошли – им пришлось спасаться в каких-то руинах. Но и из руин они не вышли, скорее всего, погибнув там. Требовалось найти их тела и вернуть в храм хотя бы их сановные кресты для отпевания усопших.
И только когда девушка дошла до руин, в которых скрылись от разбойников монахи, она поняла, что за задание она получила.
Изображение
Это место не зря называлось Руинами Страданий – полностью выжженная деревня в безлюдных лесах. Да к тому же про руины ходила недобрая слава - здесь водилась нежить. Души неупокоенных находили себе здесь пристанище и не всякий путник мог отважится ночевать в близлежащем лесу, не говоря о том, что находилось мало храбрецов лезть в сами руины.
Рассматривая бывшую когда-то крепкой стену, которая со временем запустения рассохлась и наполовину обсыпалась, Намира пыталась понять, что ж за изверги такие эти гноллы, что святоши предпочли залезть в мрачные руины, нежели попасть к ним в лапы. Вот только отказываться от задания поздно, Монета нужна, а месяц на исходе.
Еле сумев совладать с отчаянным нежеланием идти дальше, Намира осторожными шагами приблизилась к полуразрушенной арке и осторожно заглянула внутрь. Её взору предстала пустынная улица, успевшая зарасти бурьяном, неясный туман, клубившийся над разбитой дорогой и полное запустение.
Изображение
Девушке стало не по себе, но она снова пересилила себя и осторожными шагами пошла вперёд. И где-то на середине улицы услышала звук, который однажды уже слышала, когда добывала свой первый меч – чавкающие шаги.
Намира молниеносно развернулась и тут же увидела скалящийся скелет. А когда он, воздев стучащие высохшими от времени костями руки, побежал в её сторону, последней мыслю Намиры была – как же кости держатся вместе, если их не соединяют мышцы и сухожилия?
Потом была волна страха – плотного и неуправляемого, накрывшего с головой. Намира плохо помнила, как она выбежала из руин. В голове мелькали разрозненные картинки - разлетающиеся осколками от удара мечом старые кости, рассыпающиеся от соприкосновения с железом остатки кожи, похожей на ссохшийся пергамент (там и зомби были?) и завывающее улюлюканье нежити, получившей неожиданную добычу, которая сама пришла.
Еле отдышавшись и придя в себя, девушка снова собралась с силами и предприняла ещё одну попытку зайти внутрь мёртвой деревушки и поискать тела погибших монахов. Только на этот раз она была осторожнее и не лезла на открытое пространство. Но сколько бы она не лазила по руинам, тела монахов так и не нашла, а приближалась ночь.
Поэтому Намира, дав себе обещание попытать счастья на следующий день, выбралась на дорогу и, только отойдя на приличное расстояние от страшного места, смогла хоть немного успокоиться. Но, когда она добралась до таверны в Глудио и заказала кружку горячего эля, нахлынул стыд. Какой же рыцарь так позорно испугается зомби, который рассыпается от одного удара мечом? Что такого страшного в обычном скелете? Ну, да, вид нежити может вызвать отвращение. Но откуда этот необъяснимый ужас и панический страх?
-Эй, красавица, чего бледная такая, аки труп ходячий? – к ней за столик сел субтильного сложения воин и весело подмигнул. Однако Намира от его слов непроизвольно дёрнулась и плесканула эль себе на штаны.
- О-о-о, кажись в больную точку попал. – воин покачал головой, - Тебя как звать-то, Адепт?
- А-а… Вы кто? – девушка непроизвольно коснулась своего Знака Адепта Рыцарей.
- Я Капитан городской стражи Батис.
- Намира. – девушка поприветствовала своего гостя.
- Ну, так чего случилось-то?
- Я в Дионе взяла задание. И мне его во что бы то ни стало надо выполнить.
- И куда ж тебя послали его выполнять? – Батис отхлебнул их своей кружки.
- В… То место называется Руины Страданий.
- Оп-па. Это кто такой добренький в Дионе попался?
- Господин Сильвиан. Я должна найти пропавших паломников.
- Совсем жрец ополоумел, нашел, кого посылать…. И многих ты там нашла?
- Пока ни одного. – Намира грустно вздохнула и виновато отвела глаза.
- Не мудрено. А Монета нужна, да?
- Угу. Я завтра снова туда отправлюсь.
- Упорство в достижении цели, это, конечно, хорошо. И рыцари этим славятся. Но ведь есть у них и ещё одна хорошая черта. – капитан подбадривающее улыбнулся, - Ведь не всё под силу обычному воину. А рыцарь никогда не сдаётся и не теряет достоинства. Ответь, как?
Намира молчала и настороженно смотрела на капитана стражи, пытаясь понять, куда он клонит. А Батис всё также улыбался:
- Чего молчишь, думаешь, затягиваю в какую-то ловушку? Вытяну у тебя всё о твоём походе и стукну в гильдию о провале задания? Зря. Я своих не продаю.
Под удивлённым взглядом девушки Батис закатал рукав и продемонстрировал Метку Ордена на внутренней стороне предплечья:
- Вот. Так что не бойся, я тебе помочь хочу.
И Намира рассказала ему о том, как она побывала в руинах. Сама не заметила, как выложила ему всё. Даже про тот страх, который сковывал сердце в мёртвой деревне и почти бегство под натиском паники.
- И ничего постыдного в этом нет. Первый раз столкнуться с нежитью, которая не боится дневного света, да ещё активно пытается затащить в свои ряды – очень неплохой опыт. И в дальнейшем он поможет тебе справиться со своим страхом, поверь. А вот на мой вопрос ты так и не ответила. Про то, как рыцарь может выполнить практически все задания. Да очень просто. Не всегда получается сделать всё «нахрапом». Для Рыцаря важно и умение найти обходной путь для решения проблемы. А какой обходной путь может быть у твоей проблемы?
Девушка пожала плечами, на что Батис довольно улыбнулся:
- Зря лапки раньше времени опустила. Тем более, что решение очень простое. Тебе нужны нательные кресты погибших паломников? Да, для того, чтобы получить Монету. Значит, Монета на данный момент лично для тебя важнее, чем кресты? Да. Выход? Взять задание у меня.
В пальцах капитана стражи блеснула заветная Монета, перекатилась вспышкой по костяшкам и снова нырнула в ладонь и исчезла, а в глазах капитана заиграл задорный огонь:
- Ну, так как? Согласна снова немного поработать на городскую стражу Глудио?
Через четыре дня Монета была в кармане и девушка вернулась в Глудин. Сэр Клаус Васпер старался скрыть довольную улыбку при виде нужного количества Монет Повелителей, но получилось у него это неважно. Он с почётом обменял их на Ритуальный меч, которым через два дня Великий Мастер Глудинской гильдии Рамос провёл ритуал посвящения, нанеся на левое предплечье девушки метку рыцарства и торжественно провозгласив о принятии в славные ряды Ордена ещё одного достойного Рыцаря.
Намира навсегда запомнила, как с тяжёлого старинного бронзового клинка срывались голубые искорки, оставляя на коже Метку. И почему-то в тот момент ей стало жалко Реску, которая не дошла до посвящения, перечеркнув весь свой путь банальной истерикой.
Изображение
Но сожаление полностью рассеялось вечером, когда довольная Намира возвращалась из оружейной лавки, где она купила себе новый полуторный меч. Старый, тот, с которым она прибыла в город, после посещения Руин Страданий пошёл ржавчиной, которая никак не хотела счищаться.
На пути к площади она встретила Реску. Наследница великого клана презрительно скривила губки:
- Фи! Только ты могла приобрести такую железку! Неужели ты считаешь, что полуторный меч так хорош, что годится рыцарю?
- А чем он плох по-твоему?
Намира не хотела показывать, что на новый клинок ей пришлось потратить почти все свои сбережения.
- А почему тебя, как адепта, не смутили слова о неверном сане? Ты хочешь сказать, что ты Рыцарь? – Реска вздёрнула брови. Намира задрала рукав и показала новенькую Метку.
- Тебя не исключили, а посвятили?! – самообладание Реске изменило, - Как они могли?! Ведь я же рассказала им! Всё выложила! А выперли меня!
- Выложила что? – насторожилась Намира.
- То, что ты ночами нашёптывала, то, как во сне к полной луне тянулась. Да и остальное всё… Почему они не поверили мне, в том, кто ты?!
- Что ты несёшь?
- Ты… Ты не можешь быть Рыцарем! Не имеешь права! И… я догадываюсь, как ты прошла последнее своё задание. Я расскажу о посвящении Левиан! Только она сможет открыть глаза Рамосу! Ты просто не могла справиться с таким количеством нежити простым старым мечом!!
- А откуда ты знаешь, какие у меня были задания?
- Я открыла правду не только Главе гильдии. Я рассказала всё и Левиан! И Храм мне поверил в отличие от Ордена! И они попытались вразумить гильдию, но не вышло. Этот дуболом Васпер отказывался верить, что кто-то из твоего клана уцелел и может быть очень опасен!
- Какого клана? Реска, ты о чём? Я ведь говорила, что я сирота и…
- Только не говорила, почему ты сирота! Да, храм не смог помешать тебе стать Рыцарем, но он будет за тобой следить. Пристально следить! Один неверный шаг, одна малейшая ошибка и тебе конец!
- Да что ты такое говоришь?! Я ведь не виновата, что тебя исключили и…
- Не приближайся ко мне! – Реска взвизгнула и отскочила в сторону, - И запомни, наш клан всегда будет вас преследовать до последнего человека!!! Мы верны слову!
И, резко развернувшись на каблуках, девушка убежала вниз по улице, оставив Намиру в полном недоумении. Храм будет за ней следить? Она принадлежит к какому-то клану? И причём тут полная луна?!
- Забудь. Зависть – плохое чувство. А если к ней добавляется обида – это страшная смесь. Просто забудь. – шептала себе Намира, пытаясь заснуть в своей каморке. А сон не шёл и всё упорнее лезли в голову мысли, разобраться в том, что наговорила ей Реска.

_________________
Изображение


15 июл 2010, 10:07
Профиль
Cпасибо сказано
Сообщение Re: Бредни от Asharakon'а
:pleasure: Замечательно!
Помнится,я это сразу сказала. Ян,зай,а продолжение будет?

_________________
Ты тихо просишь меня не оставлять тебя одну,но в глубине моих глаз видишь только пустоту...


15 июл 2010, 16:52
Профиль
За это сообщение пользователю Дженни "Спасибо" сказали:
Asharakon
Cпасибо сказано
Сообщение Re: Бредни от Asharakon'а
Будет. Абсолютно точно! Вот как вернусь из гостей, так и будет. Ну, надеюсь)))

_________________
Изображение


16 июл 2010, 00:51
Профиль
Cпасибо сказано
Сообщение Re: Бредни от Asharakon'а
Здорово как! Ян, пока читала, не могла оторваться, так затянуло, ей богу! Теперь буду ждать продолжения :Bravo:

_________________
Я раньше думал—книги делаются так:
пришел поэт, легко разжал уста,
и сразу запел вдохновенный простак —
пожалуйста! А оказывается —
прежде чем начнет петься,
долго ходят, размозолев от брожения,
и тихо барахтается в тине сердца
глупая вобла воображения.


16 июл 2010, 09:11
Профиль
За это сообщение пользователю Улита "Спасибо" сказали:
Asharakon
Cпасибо сказано
Сообщение Re: Бредни от Asharakon'а
История вторая – Странное знакомство
Ночь выдалась на удивление ветреной. Хотя чего ж удивляться, если наступила осень, с её вечными дождями и неугомонным ветром? К тому же городок портовый, от ворчания моря не закроешься даже каменной стеной, поэтому ветер в ненастные ночи в Глудине бушевал в полную силу и спасение от него горожане частенько находили в большой кружке малиновой настойки на меду.
Намира поплотней укуталась в накидку стража. Надо завершить обход и передать смену, а уж потом мечтать о настойке и тёплом камине в холле Гильдии. Неспешно обходя сторожевые посты у крепостной стены, девушка с возрастающим интересом прислушивалась к разговорам караульных. А разговоры были тревожные. Будто снова надвигается орда гноллов. Что они уже спалили ещё одну деревеньку и теперь к Руинам Страданий прибавились Руины Агонии. Полуволки – полульвы не щадят никого, добивают с особой жестокостью. А уж в плен к ним лучше вообще не попадать – то, что рассказывали о найденных пленниках, вернее о том, что от них оставалось, заставляло волосы вставать дыбом.
Намира ёжилась на ночном ветру, кивала стражам, и боролась с сильным любопытством хотя бы один глазком посмотреть на этих самых Гноллов. Хотя головой понимала, что это очень опасно.
Очередной пост принёс девушке окончание дежурства – там её ждал недовольный сменщик, который тут же начал ворчать по поводу нового набора воинов, мол, совсем рыцари голову потеряли, коль дуру - девку приписали к своим воинам. Намира слушать его бредни не стала, махнула рукой и пошла в сторону переулка Кузнецов, где снимала небольшую комнатушку под самой крышей какого-то захудалого трактира для мастерового люда. Хотя иногда в трактир заглядывали и личности откровенно разбойничьего вида, Намире было всё равно. Ей ли, отважному рыцарю и воину городской стражи бояться бандитов? Да к тому же комнатка стоила довольно дешево и хозяин – гном не высказывал ей ничего по поводу её «приходов - уходов – когда – захочу» в отличие от предыдущей квартирной хозяйки, которую не устраивал график дежурств, из-за которого девушке частенько приходилось уходить слишком рано или приходить слишком поздно.
Ветер усиливался и зло гнал по хмурому небу рваные хлопья уже по-зимнему тяжёлых снегом туч, звёзд видно не было, да и луна отказалась выходить на небо в такую погоду. Подгоняемая неясным чувством тревоги, Намира ускорила шаг, желая поскорее оказаться в своей хоть и маленькой, но тёплой каморке. Поэтому она не сразу сообразила, что пустынная полночная улица не настолько уж и пустынна, а когда поняла, было поздно.
Изображение
Три плотные тени, появились будто бы неоткуда, в мгновение ока окружили девушку, прижав её к стене, и обнажили длинные острые кинжалы. Двое крепко держали Намиру, не позволяя даже немного шевельнуться, а третий медленно и с явным удовольствием заносил клинок для удара. «Ведь в горло метит, под подбородок ударить, чтобы наверняка» - отрешённо подумала Намира, безучастно следя за замахом кинжала и ожидая удара. Убийца весело хекнул, рука с занесённым кинжалом резко дернулась и Намира зажмурилась, ожидая удара. Только его не последовало. Вместо него раздалось три коротких посвиста, слившихся в один, который слился со свистом ветра, и три грузных противных удара о брусчатку чего-то тяжёлого.
Намира глубоко вздохнула и открыла глаза. Увиденное полностью соответствовало тому, что нарисовало её воображение – у её ног лежало три тела, и из сердца каждого торчало по длинной кованой стреле с тёмным оперением. Быстро оглядев тени в уголках улицы и на зубцах внутренней стены, стражница убедилась, что стрелка уже след простыл, ещё раз оглядела убитых, поёжилась на ночном ветру, вздохнула и только тогда до неё дошёл весь смысл произошедшего.
Пока она бежала до своего жилища, её колотила крупная дрожь от осознания того, что она могла так глупо и быстро лишиться жизни. Вот тебе и городской стражник! Вот тебе и Рыцарь! Мышь трусливая… Но когда за спиной с уютным скрипом закрылась дверь комнатушки, на столе мирно заплясал огонёк свечи, а в большой кружке призывно заплескался хмельной эль, мысли перестали панически скакать, а устремились в другом направлении – кто?! Кому это надо?! Кто на такое решился?! Причём дважды – кто? Все города признаны мирной зоной и убийства, причём любые – хоть подлый удар в тёмной подворотне, хоть благородное выяснение отношений на дуэли – караются немедленной смертью без разбирательств и выяснений причин и следствий. Так кто же решился убить стража, и кто убил неудавшихся убийц?! Просто случайный лихой прохожий пожалел хрупкую девушку? Да никогда в жизни дроу не отличались сердоболием!.. Стоп! А почему вдруг тёмный эльф? А потому что всем известно - лучшие стрелки – эльфы и камаэли. Но крылатые предпочитают маленькие облегчённые арбалеты, а с дальнобойными композитными луками носятся эльфы. И их отличие в том, что светлые предпочитают более лёгкие стрелы и совершенно другое оперение. Так, значит, спаситель – дроу. А несостоявшиеся убийцы кто? Нет, не так, кто – будет известно завтра утром, весь город будет судачить о ночном происшествии. Откуда они и зачем?.. Нет, всё, спать, а завтра разбираться на свежую голову.
Утро не изменило погоды, оставив ветер таким же сильным и холодным. Да ещё начал накрапывать противный дождик, отчего настроение окончательно упало. В Гильдии Тёмных Эльфов стражницу встретили с холодным дружелюбием и естественно, никто не смог сказать, кто из их братьев этим утром пополнял запас стрел, которые изготовляются на заказ, между прочим. Все члены гильдии законопослушные горожане, а в том, что произошло сегодняшней ночью, скорее всего, замешан кто-то другой, тёмных просто подставили!
Намира выслушала все объяснения и доводы главы гильдии и с вежливой миной удалилась. Ну и зачем надо было сюда приходить? Ведь знала же, что ничего не добьётся. Ведь всем же известно, что дроу, как и камаэли, никогда не сдадут своих, в чём бы те ни были замешаны. И все удивляются такому единству. Казалось бы, обе расы носят в себе печать проклятия тьмы. Однако даже угрюмые орки, выше всего ставящие клановые и семейные узы, не могут похвастаться подобным единством.
Так как девушка получила целую неделю отдыха, она решила заглянуть в трактир и послушать сплетни. Иногда слухи и домыслы дают намного больше информации, чем прямое расследование.
- Красавица разрешит присоединиться? – раздался над ухом вкрадчивый голос.
Намира подняла голову и обежала глазами полупустой зал, а потом подняла взгляд на спрашивающего дроу:
- Извини, но я не ввязываюсь в легкомысленные интрижки ради получения сиюминутного удовольствия. – девушка пожала плечами и снова уставилась в свою кружку, оставив красавца – эльфа без должного внимания. Насмотрелась уже. Из всех рас тёмные были статными и привлекательными, одевались самым откровенным образом и не прочь были ввязаться в какую-нибудь авантюру. Но при этом они всегда оставались верными себе и из всего извлекали для себя выгоду.
- Н-да? А я-то, наивный, думал, что тебя до сих пор интересует информация, кто из нас сегодняшним утром должен был пополнить свой колчан. – наигранно - безразлично пожал плечами дроу, невесть как оказавшийся уже за столом.
- А ты готов мне сказать что ли? – Намира дёрнула бровью, - Это с чего вдруг?
- А может, я захотел услышать, как ты скажешь мне спасибо.
Оба резко замолчали и пристально уставились друг на друга. Первой не выдержала девушка:
- И зачем ты это сделал?
- Маленькая ночная прихоть. – легко пожал плечами тёмный.
- Врёшь. Зачем? – Намира стиснула кружку так, что скоба больно впилась в ладонь. Дроу молчал. Стражница ждала. Наконец, эльф не выдержал:
- Ладно. Я надеялся на ответную услугу.
- Что?! Извини, но ты знаешь, кто я? – удивлённо фыркнула Намира.
- Ты даже не представляешь себе, насколько хорошо я это знаю! – хмыкнул в ответ дроу.
- Тогда с чего ты взял, что стражник согласится стать наёмным убийцей?!
- Балда ты, а не стражник! – хохотнул эльф, - мне другая услуга от тебя нужна.
Намира неожиданно для себя зло смахнула рукой кружку со стола:
- Для других услуг можно подобрать красотку на вервях! А я рыцарь! И если ты не исчезнешь через секунду, я, как городской страж, приведу в исполнение приговор за убийство!
Дроу снова заливисто засмеялся:
- Нет! Какой там рыцарь? Ты однозначно балда! В твоей прелестной головке осталось хоть толика женского любопытства или всё муштрой в Ордене вышибли? Не интересно узнать, что я от тебя хочу?
- А ты не слишком зарываешься? – Намира уже рычала на непрошенного гостя.
- А ну цыц! – внезапно шикнул дроу. – Не строй из себя принципиальную цацу! Жива осталась, так хоть спасибо скажи, а не кобенься! Так нет же, разыгрываешь из себя непонятно кого, как та высокомерная блондинка, которая тех троих наняла!
- Что? – Намира осела обратно на стул, - Откуда ты знаешь, кто их нанял?
- А тебе-то что? Повторяю последний раз – ты моя должница. И долг можно вернуть или той суммой в золоте, в которую оценили твою красивую но безмозглую головушку, либо ответной услугой.
- А если не то и не то?
- Тогда извини, но я завершу ту незадачливую сделку. Золото ж я себе присвоил потом…
Эльф довольно осклабился и уставился в окно, ожидая решения девушки.
А Намира лихорадочно соображала. Значит, убийц подослала Реска? Да за что, в конце концов?! Не она принимала решение о её исключении из Ордена! И как объяснить этой дуре, что она ошибается, что у Намиры нет никакого клана, что полную луну она не любит, а нежити боится до оглушающей паники?
- Итак, твоё решение? – дроу снова повернулся к девушке. Намира молча сверлила эльфа злым взглядом.
- Дай-ка угадаю. Ты не сможешь отдать мне должок золотом банально потому что его у тебя нет, тем более такой суммы. И занять не у кого. Жить ты тоже хочешь как ни странно. Значит, ты готова выполнить для меня небольшую услугу.
Намира продолжала молчать, понимая, что ничего сделать уже не может. Дроу, тьма его забери, обставил её по всем пунктам. Вот тебе и хитрость тёмных.
- Вот и отличненько! Значит, если я правильно понял, ты согласна прогуляться со мной до наших болот.
- Что? Каких болот? Зачем? – опешила девушка.
- Неужели вам в Ордене не преподавали географию? – деланно удивился эльф, - В землях тёмных эльфов, то есть, у нас в землях, лежит обширная затопленная местность, которая в простонародье называется болотами или топями. Вот я и предлагаю милой девице лёгкую прогулку в хорошей компании.
- Я, видимо, что-то всё равно не понимаю. Ты хочешь, чтобы я…
- Я хочу, чтобы ты сопровождала меня в походе на Топи в наших землях.
- Э-э-э… А… А зачем? – Намира всё ещё не понимала ситуацию.
- Маленькая прихоть. Хочу, чтобы ты составила мне компанию, а то одному плюхать туда скучно, знаешь ли.
- Ты издеваешься что ли? – Намира вскочила из-за стола.
- Ничуть. Жду тебя завтра утром после третьего колокола у северных ворот. – Дроу встал из-за стола, сыпанул в глиняную миску серебра за так и не тронутый Намирой обед и, не спеша, пошёл к выходу, не обращая внимания на буравящий его спину тяжёлый взгляд Намиры. Только в дверях обернулся и бросил через плечо:
- Кстати, зовут меня Турелий Ночное Око. Было приятно познакомиться с тобой, Намира.
И, не поворачиваясь на совершенно ошарашенную девушку, тёмный всё также неспеша удалился.
Третий удар колокола гулко разнёсся над ещё пустынной главной площадью Глудина. Намира с недовольными видом топталась у северных ворот городка, пытаясь угадать, откуда вынырнет дроу. Не смогла. Турелий появился как-то неожиданно, будто давно стоял на этом месте, довольно осмотрел свою спутницу и кивнул:
- Готова? Ну, пошли.
Изображение
Бодрым шагом они покинули город и устремились по северной дороге в сторону земель тёмных эльфов. Понемногу дроу смог разговорить нахохлившуюся девушку, так что на небольшом отдыхе у озера Фельмер они уже болтали вовсю как старинные друзья. Однако каждый старался говорить о себе как можно меньше, а про собеседника узнать как можно больше. Однако понемногу они выпытывали друг у друга информацию.
Наконец, они дошли до нейтральной зоны. Берег небольшой речушки, разделявшийся в этом месте на два рукава, был назван так потому, что по нему проходила граница между землями тёмных и светлых эльфов. Границы определялись берегами речки, а с развилки дороги хорошо были видны оба моста, которые вели каждый на свою территорию – лёгкий, округлённый, обделанный речным камнем и песочного цвета мрамором мост светлых эльфов, и угловатый, жёсткий, отделанный цепями и каменными шипами мост тёмных эльфов.
- Ну, почти дошли. – обрадовался Турелий и прибавил шагу. Намира с большой неохотой ступила на кованую решётку моста, раскинувшуюся над беспокойными водами безымянной пограничной речки. Почему именно в этот момент в её голове огнём зажглась фраза «Обратной дороги не будет», она не смогла бы ответить. Наверное потому, что аккуратно, но ощутимо изменилась даже природа. Территория тёмных была под стать своим хозяевам – хоть и пышные, но угловатые деревья с острыми ветками, вроде бы зелёная, а вроде уже и пожухлая трава. Даже воздух казался более разряженным, отчего становилось тяжелее дышать. Намира как-то сникла, а вот тёмный посвежел и даже повеселел:
- Прибавь шагу, рыжая! Скоро будем на месте!
А Намире совершенно не хотелось быть «скоро на месте» хотя бы потому, что день клонился к закату, а бродить по болотам в темноте – то ещё удовольствие. И тем более – по болотам тёмных эльфов. Вот угораздило – то!
- Слушай, может, скажешь, зачем тебе ночью приспичило лезть в родные болота? – не выдержала девушка.
- Дело у меня там есть. – уклончиво ответил дроу, не сбавляя шага и даже не оборачиваясь на спутницу.
- А я зачем?
- Сказал ведь – для компании. Зря не веришь.
- Нужна мне такая прогулка и такая компания. – тихо недовольно буркнула себе под нос Намира.
- Нужна. – неожиданно твёрдо отозвался Турелий. – Мне – так точно нужна.
Намира снова вздохнула и пошла вперёд, туда, где за придорожными кустами начинал клубиться неясный туман.
Болота начались как-то неожиданно. Намира даже не сообразила, что под ногами уже давно чавкает, траву сменил осот, с корявых веток свисает полусгнивший от постоянной влаги мох, а в воздухе, пахнущим плесенью и тиной витает грязно – серый туман, мешающий как следует осмотреться. Из-за тумана видимость сильно снизилась и девушке пришлось идти рядом с эльфом.
- Слушай, Тур, может, наконец, скажешь, что ты забыл в этих болотах? – не выдержала Намира. Дроу усмехнулся:
- Мне нужен Алтарь.
- Какой алтарь?
- Тёмный, естественно! – эльф откровенно хохотнул.
- А я зачем?
- Увидишь. – последняя фраза прозвучала как – то зловеще и девушка поёжилась от нехорошего предчувствия.
Пробирались они долго, то почти вплавь обходя странные островки замшелых осклизкой растительностью кустов вереска, то притаиваясь за огромными полусгнившими выворотнями, пропуская мимо себя что-то скрипящее и тяжело бухающее по трясине. Противные мурашки от пробегающего по лопаткам холодка страха казалось теперь всегда будут морозить спину.
Намира уже устала посылать проклятия на голову Реске и эльфу, из-за которых она оказалась в этом дурном месте, когда поняла, что трясина давно закончилась, а они осторожно идут по твёрдой земле, а в след им тянется неожиданно большой чертополох. А оглядевшись, она увидела небольшую ажурную стелу, которая, скорее всего, и была нужным им алтарём.
Изображение
Девушка радостно обернулась к своему спутнику, чтобы высказать, что думает о тех, кто решил поставить алтарь в таком неподходящем месте и похолодела – рядом никого не было. Осмотревшись ещё раз, Намира убедилась, что тёмный куда-то исчез и не откликается на её зов, хотя горланит она во всё горло. Еле подавив в себе начавшую зарождаться панику, Намира на деревянных ногах пошла к алтарю, здраво рассудив, что если эльф вдруг отстал, то он всё равно придёт сюда, а если вдруг он оступился в трясине и больше никуда не придёт, то лучше дождаться утра рядом с алтарём, на каменной площадке, с которой просматривается окрестность, чем заночевать на берегу этого дурацкого болота и быть съеденной какой-нибудь выползшей из этого болота гадостью.
Вблизи алтарь оказался просто стелой на постаменте, по углам которого были поставлены большие каменные чаши для разжигания огня. Намира обошла строение кругом, убедилась, что никаких потайных ниш или незаметных с первого взгляда пристроек и лазеек нет, потом поднялась по лесенке и уселась прямо на помосте, прислонившись спиной к ажурным украшениям стелы. Через какое-то время, стала ныть спина и клонить в сон, поэтому девушка легла, растянулась во весь рост, и уставилась в небо, на тускнеющие перед приближением восхода звёзды.
Одна звезда оказалась намного ярче остальных и, повинуясь взгляду девушки, по небу плыла шустрее, чтобы поскорее оказаться прямо над головой Намиры, а точнее над самой верхушкой стелы алтаря. Яркие лучи звезды искрились во все стороны, один даже достиг стелы и посеребрил её верхушку. И не остановился на этом. Холодный мерцающий голубоватый свет начал медленно растекаться по кованым узорам алтаря, спускаясь всё ниже и ниже, туда, где лежала девушка.
Намира несколько раз моргнула, чтобы избавиться от оптической иллюзии. Ничего не получилось – бледный свет продолжал неспешно заливать стелу. Девушка встала, и осторожно притронулась к завиткам узора, пытаясь хоть как-то удостовериться, что это стекающее вниз мерцание всего лишь галлюцинация. Однако синевато – лучистые потоки достигли нижних завитков и вместе с ними перетекли и на руки Намиры. Она как-то отрешённо смотрела на то, как свет ползёт по её предплечьям, не в силах отнять руки от алтаря. «А болото-то ядовитое. Вон как я испарениями надышалась» - подумала девушка перед тем как серебристо – голубой свет залил её сознание холодными волнами. И больше ничего не осталось кроме растворённый в ледяном мерцании льдинок, которые кружились всё быстрее и быстрее, отчего стали похожи на алмазный диск, безжалостно режущий внутренности на мелкие кусочки. Нестерпимая боль залила всё сознание киневаро - бордовыми обжигающими сполохами огня, которые и заставили очнуться от собственного разрывающего горло крика и отчаянных окриков властного голоса:
- Очнись! Открой глаза! Не смей умирать! Очнись немедленно!!!
Превозмогая слабость и тянущее спокойствие тёмной бездны обожжённого сознания, Намира с трудом приоткрыла глаза и устало уставилась на Турелия. Тот почему-то облегчённо выдохнул, прошептав «хвала Великой Шилен». Намира тоже вздохнула и попыталась закрыть глаза. Однако дроу снова сильно тряхнул её, заорав чуть не в ухо:
- Ты не сдохнешь так глупо! Не посмеешь! Смотри на меня! Не моргая! Смотри! Смотри и увидишь! Ну!!!
Намира устало уставилась на тёмного, пытаясь понять, что он хочет показать. Ничего нового кроме уже изученного за дорогу сюда высокомерного выражения лица эльфа она не увидела и снова попыталась закрыть глаза.
- Не смей умирать! Смотри, я сказал! Не так! Глубже! Узри потоки жизненной силы! Загляни в суть жизни!
Намира снова уставилась на него. Какие ещё потоки? Ну да, пот с него лился ручьями, мышцы напряжены до предела и вздрагивают при каждом вздохе, а на шее от напряжения вздулись вены и видно как по ним толчками бежит кровь… Красная, тягучая, переплетённая с огненными сполохами печати тьмы, которую носят в себе все тёмные эльфы.
- А теперь повторяй слово в слово! Ys’hama pak’hakoy norik! Повтори, я сказал!
Турелий снова встряхнул девушку, та слабо шевельнула губами, пытаясь выговорить формулу. Слишком тихо, слишком невнятно.
- Ещё раз! Не отрывай взгляд! Смотри! И говори! Если хочешь получить, то, что видишь – говори!
Намира, повторила ещё раз, потом ещё, а потом чётко с нескрываемым голодом прорычала требуемую формулу с правильной интонацией и недюжинной силой. Эльфа дёрнуло так, что в воздух брызнули фонтанчики красных брызг, выгнуло дугой и отбросило от девушки, за спиной которой на мгновение развернулись кровавым узором призрачные крылья.
Когда Турелий вскочил на ноги, Намира уже сидела, опираясь на руку. Другой она вытирала текущую из носа кровь, размазывая при этом по щекам пот и слёзы. Эльф довольно улыбнулся и подошёл к девушке:
- Ну что, жива?
Намира подняла на него глаза:
- Что это было? Что произошло?
- Ничего. Просто одна глупая девчонка решила поиграть с неведомыми ей силами и чуть коньки не отбросила. – эльф сел рядом и вытер чистым платком лицо девушки.
- А что ты заставил меня сказать? Что это за заклинание?
- А ты не поняла? – тёмный удивлённо вздёрнул брови. Девушка покачала головой. Эльф встал и огляделся:
- О, то, что нужно. Смотри, видишь во-он там застыла маленькая горбатая тень? Это болотный шакал – падальщик. Почуял пролитую кровь и прибежал на её запах в надежде чем-нибудь поживиться. А теперь сидит и ждёт, пока добыча совсем остынет. Смотри на него. Смотри так же, как смотрела на меня.
- Он ёрзает. И скалится на меня.
- Дура ты. Не шакала рассматривай, а внутрь его шкуры заглядывай хотя бы! Пытайся увидеть его жизненную энергию. А потом забирай, когда поймёшь, что хочешь её забрать.
Намира послушно уставилась на замершего падальщика. Ничего не выражающие буркалы, дёргающийся от дурманящего запаха крови нос, короткая шерсть, встающая дыбом от поднявшегося в предрассветных сумерках холодного осеннего ветра, тонкая сеть маленьких сосудиков с лениво текущей тёмной холодной и такой солоновато – приторной кровью…
Губы сами прошептали нужные слова, однако ничего не произошло. Вместо этого усилилась непонятное желание попробовать шакалью кровь на вкус и окрик дроу:
- Чётко! Внятно! Ты отдаёшь приказ, объявляешь своё право на желаемое!
- Ys’hama pak’hakoy norik!
Шакал взвизгнул и дёрнулся, безжизненное корявое тельце упало в высокую осоку, а по телу девушки пробежали искры насыщения и удовольствия.
- Теперь поняла, что это? – послышался за спиной вкрадчивый голос Турелия.
- Я только что убила шакала. – Намира повернулась к эльфу. – Заклинанием. И это заклинание…
Неожиданно её глаза округлились от ужаса понимания:
- Мать всего Сущего! Ты что наделал?!
- Я? – ехидно осведомился дроу, усаживаясь на ступенях парапета.
- Ты! Ты же научил меня этой гадости!
- Гадости? – в голосе эльфа прибавилось язвительности.
- А ты хочешь сказать, что заклинание вампиризма это не тёмная магия?!
- Отчего же? Заклинание «Прикосновение вампира» действительно из арсенала тёмных магов. Но почему гадость? По-моему, ты даже удовольствие получала, забирая у шакала крупицы его жизненной энергии. И, кстати, оно очень полезное. Если ты не заметила, то ты восстановила почти половину своей практически полностью потерянной жизненной силы.
- За счёт несчастного шакала?
- И за счёт меня, позволь напомнить.
Намира замерла, уставившись на эльфа, а потом медленно подошла к нему и села рядом.
- Погоди. Я с тобой сделала то же самое, что и с тем падальщиком?
- Абсолютно. Или не видишь? - эльф выпятился, показывая руки, шею и грудь, которые были в ссадинах и кровоподтёках, непонятно как нанесёнными.
- Тогда почему же шакал сдох?
- Не понял – как это «почему»? Ты высосала из него всю жизнь и ещё удивляешься?
- Но ведь ты же жив!
- Ах вот ты о чём. Извини, но если ты не заметила, то я немного отличаюсь от шакала хотя бы тем, что я крупнее его. К тому же у меня более развитая организация жизненных потоков, больше силы и знаний, а также есть определённая магическая защита. Так что если говорить упрощённо – у тебя кишка тонка убить меня вот таким банальным способом.
- Банальным?!
-Спроси у любого мага. Это действительно очень простенькое заклинание, которому адептов учат на самых ранних ступенях. Уж если даже ты моментально его освоила, то про магиков вообще говорить нечего.
- Вот, кстати, ещё один вопрос. Как это так получилось? Как получилось так, что я, человек с непригодной для колдовства манной, смогла выучить и использовать заклинание?
- Много знать вредно. А тебе пора бы отдохнуть. А то учудила боги знают что… Вместо меня.
Последнюю фразу Турелий договорил очень тихо, Намира её не расслышала, а переспросить было просто лень. Повинуясь непреклонному взгляду эльфа, она вытянулась во весь рост рядом с ним на ступени парапета и моментально заснула.
А эльф смотрел на восходящее солнце и чему-то довольно улыбался, поигрывая пальцами старым полустёршимся медальоном клана Дарк.

_________________
Изображение


10 ноя 2011, 23:20
Профиль
Cпасибо сказано
Сообщение Re: Бредни от Asharakon'а
История третья – Первое отчаяние
Плечо саднило больше всего. Вроде бы и рана незначительная, а боль сильнее, чем в разбитой ладони. Чёртов шаманишка! Какой дрянью зацепить успел напоследок? Намира в очередной раз потёрла повязку и снова уставилась в ярко пылающий огонь камина. Дурные дела творятся в последнее время, в воздухе просто пахнет войной, а в Гильдии затишье, словно ждут чего-то похуже войны.
- Рамос ждёт доклада. – неожиданно прозвучал голос прямо над ухом девушки. Она вздрогнула и обернулась, в очередной раз поражаясь своему наставнику и его умению так двигаться при его внушительной комплекции.
Сэр Васпер оглядел свою ученицу с ног до головы, вздохнул и направился к выходу из залы:
- Пошли, он хочет слышать тебя. Все подробности.
Девушка поправила руку на перевязи и покорно пошла на доклад к главе Глудинской гильдии воинов.
- …Таким образом, смею предположить, что подставляя этих орков, гноллы готовят захват города. И я бы советовала…
- А вот от этого можешь воздержаться. Выйди пока, дальше не тебе решать. Награду получишь у казначея. Спасибо.
Поняв, что аудиенция закончена, девушка поклонилась и вышла. И только за дверью рабочего кабинета Главы Ордена позволила себе тихий стон из-за режущей боли в плече. Да в бездну все те деньги, которые ей обещали за выполнение этой миссии, если невозможно избавиться от этой боли! А ведь радовалась как кутёнок, получивший свободу – первое настоящее задание! Да ещё за очень неплохую оплату! Но кто ж знал, как всё обернётся?
Когда Гильдия в очередной раз не получила заказанного оружия, её, как окрепшего, но пока всё ещё неофита, послали к оружейникам узнать, в чём дело. Те заявили, что их караван, отправленный к мастерам Тёмных, был разбит и разграблен невесть откуда взявшимся кочевым племенем орков. Намира вызвалась заготовки вернуть, чтобы оружейники успели выполнить заказ Гильдии, и им не пришлось выплачивать неустойку. А чего сложного разобраться с небольшим племенем диких орков? Ведь всем известно, что раса Огня во времена великих распрей разделилась на две части – одна часть осталась верна своему богу Паагрио и осёдлому образу жизни, а другая, возжелав славы и новых завоеваний, пошла бродить по свету. И произошло то, что должно было произойти – одна часть деградировала, потеряв основу цивилизованного образа мысли и жизни, а другая наоборот, возвысилась, усилила свою боевую мощь и продолжает развивать культуру. Вот только парадокс – деградировали почему-то кочевники, а с цивилизацией слились осёдлые орки. И именно из их расы выходят сильнейшие воины и искуснейшие шаманы.
Поэтому-то девушка так легкомысленно отнеслась к мысли о вылазки в лагерь диких орков. Как оказалось, зря. Потому что в лагере орков лазутчица наткнулась на небольшую группу… гноллов! А когда она еле унесла ноги и доставила-таки заготовки для литья мастерам дроу, то начала понимать, во что ввязалась. Орки под Глудином появились не случайно! Их привели гноллы, мало того, эти гады заключили с орками союз, чтобы использовать их как пушечное мясо при осаде и атаке города, чтобы потерять как можно меньше своих сил. Кроме того, во всей этой заварушке оказались замешаны торговцы гномов. Правда, Гильдия Серебряных Весов после визита разъярённой стражницы быстро смекнула, что к чему и оставила с носом и орков и гноллов, сохранив репутацию и деньги.
Намира тоже не осталась без награды – за вылазку в лагерь орков и на «заставу» гноллов, а также за добычу ценных сведений Гильдия выписала ей очень хорошее вознаграждение и повышение. Лучше бы лекаря хорошего оплатили.
- Ты чего тут ещё топчешься? Почему за деньгами не идёшь? – сэр Васпер снова возник рядом совершенно неожиданно и беззвучно.
- Я пойду сейчас, только справлюсь немного с болью. А то, вместо того, чтобы денег требовать буду на казначея шипеть. – виновато улыбнулась девушка.
- У лекаря была? – блюститель Ордена перестал улыбаться.
- Была. Он мне мазь выдал, рана затянулась. Только…
- Что?
- Всё равно ощущение, что тупым ножом режут, медленно, со вкусом, нагретым лезвием по сухожилиям.
Сэр Васпер поморщился:
- Как рану получила?
- Шаман. Успел что-то накрутить посохом, пока я до него дотянулась.
- Ясно. Такие раны долго болят даже затянувшись.
- И ничего сделать нельзя? – у девушки в желудок упал ледяной ком отчаяния.
- Можно. Но…
- Скажите, умоляю! Или я свихнусь от этой боли!
- Можно воззвать к исцеляющей силе церкви, только…
- …только у меня денег не хватит оплатить услуги целителя. – убито закончила фразу Намира.
- Не учили слушать до конца? – сэр Васпер нахмурился. - При чём тут Епископы? При определённых способностях рыцарь сам может обратиться к святому лечению. Вот только я полагаю, ты не сможешь.
- Почему?
- Потому что в тебе нет нужных сил.
- Умоляю! Расскажите как! – Намира попыталась бухнуться на колени, однако сэр Васпер успел её схватить и вернуть в вертикальное положение:
- С ума сошла? Боль совсем мозги затмила?
- Пожалуйста! – по щекам девушки текли слёзы отчаяния. – Месяц уже, как я не могу пошевелить рукой, а я на службе нужна... Да что там служба! Я нормально есть не могу! Одеваюсь, зажав в зубах нож, иначе потеряю сознание от боли! Спать не могу, потому, как только начинаю ворочаться, как просыпаюсь от огня в руке! Помогите!
- …Ладно. Показать не сложно, но вот тебе повторить…
Сэр Васпер вздохнул, а потом опустился на одно колено и нешироко раскинул руки в стороны, подняв лицо вверх:
- Un’theple’thy stab hoy!
Тут же на стоящего на коленях рыцаря низвергся столб ослепительного ярко-белого света, на мгновение полностью окутав массивную фигуру, а потом рассыпался золотыми искорками. Сэр Васпер открыл глаза, из которых медленно уходило неземное сияние исцеления и благодати, и плавно поднялся на ноги.
- Ну что, повторять будешь?
- Буду!
Намира решительно опустилась на колени и повторила за наставником фразу. Ничего не произошло, а сэр Васпер скучающе поправил:
- Слишком требовательно. Это не приказ, а просьба. Да и придыхание на других слогах. И надо не просто произносить слова, а вливать в каждое свою силу. Ведь говорил же - не полу…
- Un’theple’thy stab hoy!
Яркий свет залил фигуру девушки, по её телу пробежали вспышки молний, от разрядов которых её выгнуло дугой и захотелось заорать во всё горло, руку от пронзившей на мгновение боли, Намира чувствовать перестала. А когда яркое и почему-то жёлтое сияние рассеялось и вернулось зрение, девушка обнаружила себя лежащей на полу залы Холла Гильдии.
Сэр Васпер стоял над своей ученицей, грозно сдвинув брови и глядя на неё тяжёлым взглядом.
- Я что-то не так сделала? – виновато спросила Намира, даже не пытаясь встать.
- Лучше скажи, боль осталась?
Намира попыталась пошевелить рукой и с удивлением поняла, что ей больше не больно.
- Встань! – неожиданно резко прозвучал приказ сэра Васпера. Девушка покорно повиновалась.
- Дай руку! – всё так же грозно потребовал наставник, грубо и бесцеремонно закатал рукав и внимательно осмотрел руку девушки, которая действительно перестала болеть, а потом мрачно отошёл от ученицы и о чём-то задумался, не сводя с неё тяжёлого взгляда.
Намира поёжилась и стала поправлять рукав, думая, как лучше отблагодарить своего наставника за исцеление. Однако сэр Васпер заговорил первым:
- Скажи-ка мне, ты помнишь уроки своего опекуна?
- Что? – не поняла Намира, - Кого?
- Чему тебя учил Баурло? Ведь это он начал тобой заниматься?
- Он. А…
- Как и чему он тебя учил?
Голос блюстителя Ордена ничего хорошего не предвещал, поэтому Намира постаралась точно припомнить всё, что успел дать ей магистр. Сэр Васпер слушал и хмурился всё больше. Намира чувствовала себя в чём-то виноватой, но не могла понять в чём и за что ждать наказания, поэтому незаметно для себя перешла на то, какой магистр был добрый, умный и заботливый. Сэр Васпер поморщился и прервал хвалебное словоизлияние:
-Так, ладно, хватит. Лучше сядь и расскажи, как ты вообще в деревне жила, что делала, с кем общалась.
- Извините, но зачем вам это? – удивилась девушка.
- Хочу получше тебя узнать.
- Вот так неожиданно и сразу? Учитель, простите мне мою дерзость, но почему вы спрашиваете меня об этом именно сейчас? Что я не так сделала?
Блюститель Ордена тяжело вздохнул и окатил девушку ледяным взглядом:
- Святое исцеление действует на всех, кто сможет его применить. Оно лечит любой недуг или рану, однако… Это светлая сила. Чистый свет Эйнхасад, несущий любовь великой матери воззвавшему к ней. Вот только тёмные маги, дроу или камаэли этим заклинанием пользоваться не будут. Потому что они отринули Свет и открыли сердце Тьме.
- Но вы же сказали, что оно действует на всех, кто его применяет и… и я всё равно пока не понимаю, при чём тут моя жизнь в деревне?
- Действует Святое Исцеление на всех. Однако Тёмные им пользоваться не будут банально из-за невыносимой боли, которое оно при этом причиняет. И боль эта дана тёмный магам как напоминание о Свете, который они оставили.
- Но я ведь не маг.
- А вот это страннее всего. Ты не маг, но моментально освоила довольно сложное заклинание. Да, при должном старании неофиты могут пользоваться кое-какими заклинаниями, однако это высшая ступень обучения в Ордене и перед практикой обычно идёт долгое корпение в библиотеке Гильдии над трудами магов, чтобы понять хотя бы приблизительно, что такое мана и как ей пользоваться тем, кто не рождён с магическими способностями. Но меня больше заботит даже не то, с какой скоростью ты сумела этим заклинанием овладеть. Почему Свет наказал тебя? Когда ты успела прикоснуться к Тёмным силам?
- Это не магистр Баулро! – отчаянно – дерзко мотнула головой Намира, внутренне похолодев. «Это проклятый Турелий!» - колокольным ударом зазвенело у неё в мозгу. Зачем она тогда послушала этого сумасшедшего тёмного и взяла у него несколько уроков, соблазнившись той силой, которую он ей приоткрыл на тех болотах?! Хоть она и не научилась многому, но теперь владеет секретом, как словом усилить ударь мечом, или превратить выпад щитом в серьёзную атаку. Да и «Прикосновение вампира» не забывается. А про то, что по возвращении домой в своей котомке она нашла невесть как попавшую туда старинную книгу с запретными письменами и странный полустёртый медальон, непонятно зачем нужный, девушка вообще никому не говорила.
- А кто?
- Не знаю! Но это не я! – Намира опустила голову, понимая, что это детское оправдание, на глаза навернулись слёзы злости на себя и свою недальновидность. Зачем вообще соблазнилась возможностью пользоваться хоть какими-то заклинаниями?! Нет к ним способностей, значит, нет, зачем лезть, куда не просят?
- Очень надеюсь. Надеюсь и хочу верить, что ты просто что-то не так сказала. – сэр Васпер встал и внимательно оглядел свою ученицу с головы до ног. – И прошу, не дай моей вере испариться как росе на утреннем солнце… Не подведи меня, девочка.
Васпер вышел с мрачным видом, а Намира решила отпраздновать окончание задания, а заодно утопить отчаяние, и поэтому напилась в самом известном трактире Глудина.
«Всё, баста, никаких заклинаний! Я воин, а не маг! И зачем я так глупо повелась на ужимочки и улыбки Турелия… улыбки Турелия… неужели мне их не хватает? Э нет! Стоп! Вообще не туда понесло! Это был просто договор! Услуга за услугу, он мне жизнь, а я… А, кстати, а что я-то сделала в ответ?» Наимра опрокинула в себя ещё кружку крепкой хмельной браги, пытаясь прогнать наплывшие так некстати мысли о дроу и их походе на болота, только ничего не получалось. Неужели она по нему скучает? Да что за бред! Вот только не бред то, что ответной услуги не было. Он ей спас жизнь, а она … То, что было на болотах, снова было в её сторону это её спасали и учили. Пусть даже и запрещённым тёмным штучкам, которые надо забыть. Забыть как можно скорее. И дроу забыть. После их «прогулки» прошло достаточно времени, почему тёмный не идёт у неё из головы? Тем более, что он как-то незаметно исчез по дороге назад, и в город девушка возвратилась одна. Больше она не видела Ночное Око.
В голове уже была не приятная тёплая волна, а противная тяжёлая качка, поэтому стражница пошла на свежий ночной воздух. Ночь выдалась на удивление ясной и морозной. Ещё чуть-чуть и выпадет снег. А пока можно полной грудью вдохнуть кристального обжигающе холодного воздуха с лёгкой примесью морской соли и прояснить голову, пока идёшь домой. Прояснить голову и выкинуть из неё дроу, в конце концов! Ну почему, как только ум проясняется и освобождается от размышлений над заданиями Гильдии, то мысли сами плывут в этом направлении? Неужели ей не хватает беспокойного сна у него на коленях и ранних побудок от лёгкого прикосновения? Как избавиться от этого наваждения?!
- …вот сам бы записался! Ты ж небось не пойдёшь! – в размышления девушки неожиданно вплёлся незнакомый голос, звенящий злым отчаянием. Намира подняла голову от полустёрсшейся под тысячами шагов брусчатки мостовой и уставилась на неприметного человека невысокого роста, старавшегося не смотреть на высокого надменного воина, запахнутого в тёмный дорогой плащ.
- Следи за словами! – резко осадил его воин, - и думай, с кем разговариваешь! Я сказал: ещё десять бойцов! Требования повторять не буду, надеюсь, помнишь, а вот что повторю, так это то, что если полного состава не будет, я не заплачу ни адены!
- Но извините, а как же те девяносто смельчаков, которые уже готовы рискнуть?! Которые поставили на кон всё, что есть, даже собственную жизнь?!
- Меня это не интересует! Мне нужна только сотня! Или крутитесь, как хотите, сами! Соку тебе – последние два дня! А пока дай список. Посмотрю ещё раз, кого ты насобирал.
Субтильный блондин молча протянул воину какой-то клочок бумаги, а Намира, потеряв весь интерес к разговору отвернулась и пошла дальше. «Надо будет завтра сюда кого-нибудь прислать, чтобы разобрались, что за делишки тут проворачиваются» - отстранённо подумала девушка, завернула за угол и нос к носу столкнулась с Реской. Та взвизгнула от неожиданности и отшатнулась от стражницы, как от поркажённой.
- Какая встреча! – противно захихикала Намира, - Как давно не виделись, подруженька милая! Как живёшь? Как семья? Не интересуется твоей товаркой по Ордену? Или они обо мне вообще не знают? Не знают, наверное. Или не разрешили бы тебе сделать такую глупость и заплатить асассинам, чтобы те прибили стража да вдобавок ещё и честного рыцаря! Или это тебя Храм попросил избавится от мирной добросовестной прихожанки?
Намира понимала, что говорит в ней брага, но остановиться уже не могла.
- И чего ж ты молчишь? Ничего сказать не хочешь? Ну, хотя бы «извини» и «спасибо». «Извини» за то, что подослала ко мне убийц, и «спасибо» за то, что я не стала это дело раздувать и выставлять вашему клану и тебе лично претензии. Чего молчишь? Может, скажешь что-нибудь?
- Ты пьяна! Отойди от меня! – Реска в панике попятилась.
- А я и не подходила, - хохотнула Намира, - это ты ночами улиц боишься и от каждой тени шарахаешься, а мне положено по ночам обход делать.
- Знаю я! Дай пройти!
- Да иди, куда хочешь! Только помни, пожалуйста, что всё, что ты себе надумала – бред полный, я к живым мертвякам подходить боюсь и меня тошнит от их вида! И я не маг, а воин! Я не то, что не умею, я не могу колдовать! Оставь меня в покое или пеняй на себя!
- Идиотка! – взвизгнула Реска, подобрала юбки и почти бегом скрылась за углом. Намира глубоко вздохнула и прислонилась спиной к холодной кладке внутренней стены города, чтобы немного прийти в себя. Зачем она всё это Реске наговорила? Жди теперь неприятностей от её клана. Потому как она просто так оскорбила высокородную девицу, да и доказательств о том, что эта девица пыталась её укокошить нет. И что теперь делать?
От грустных размышлений Намиру отвлёк звук пощёчины. Подстёгнутая любопытством, она осторожно выглянула из-за угла стены и увидела Реску, виновато склонившую голову перед тем самым надменным воином в плаще. А тот разъярённо шипел на неё:
- …Где всё то, что тебе с детства в голову вкладывали?! Что это за по-девчачьи идиотские выходки с наёмными убийцами?! Лучше скажи, что эта рыжая не права!
- Прости, отец, но ты ведь мне сам говорил, что были межклановые воины и что несколько кланов объединились в Альянс, чтобы разобраться с тем самым кланом Дарк, потому что они были очень опасны и совершенно неуправляемы! Что они в ответ объявили всем войну, а мы поклялись, что…
- Дарк полностью уничтожен! Некроманты стёрты с лица земли! Что ты вытворяешь?! И причём тут Храм?!
- Левиан меня полностью поддерживает и…
- Левиан пытается выслужится перед нами за полученный нашими тщаниями сан! И эта стражница, к великому моему сожалению, права! Ты должна быть ей благодарна!
Реска резко подняла голову и уставилась на отца, не в силах что либо сказать. Намира уж было хотела простить её, как вдруг воин закончил свою нотацию совершенно неожиданно:
- Хотя да, должен признать, что эта…. Как её там… Что она очень похожа на Нелотора, только сильно рыжая и девка. Хотя и Лорена была рыжая. Так что мы будем следить за ней, потому как были донесения, что поблизости видели двоих выживших из клана. И, если что-то покажется подозрительным, мы примем меры. Но! Ты в это больше не лезь! Я запрещаю! Мозгами ты пошла в мать, наворотила уже по своей глупости бездна знает что! А теперь возвращайся и скажи, что я должен разобраться ещё с одним делом.
Реска покорно кивнула и угрюмо побрела вслед за отцом, а Намира задрала голову вверх, чтобы загнать обратно в глаза непрошенные слёзы, которые упрямыми дорожками по щекам пытались добраться до воротника рубахи и нырнуть внутрь, ближе к сердцу. Храм грозит костром непонятно за что, один из могущественных кланов глаз с неё не спускает, в любую секунду готовый растерзать на мелкие кусочки, да теперь ещё и родной Орден насторожился, потому как какое-то заклинание пошло не так как нужно. За что ей всё это? За что?
Утром на заставе не нашлось никого, кто был бы свободным и смог разведать доставленную информацию о странных делах у западных ворот, поэтому Намире пришлось топать туда самой. А по возвращении она докладывала почему-то блюстителю своего Ордена сэру Клаусу Васперу:
- …Зовут вербовщика Леопольд и он из рыбачьей семьи, простой отчаянный бедняк. А список практически завершён, сегодня подтянутся ещё двое, и Отряд Чёрного Льва будет полностью укомплектован и готов выдвинуться к заставе гноллов в составе передового ополчения. Финансирование отряда кланом Алонго до сих пор под вопросом, однако добровольцы отступать всё равно не собираются и Чёрные Львы в любом случае вольются в передовое ополчение.
- Без денег? На одном энтузиазме? Вот же отчаянные сорвиголовы!
- Да уж, что у нас не отнять.
- У нас?!! – сэр Васпер вскочил на ноги, - Намира, ты…?!!!
- Да. Я тоже завербовалась в Чёрных Львов. – девушка понуро опустила голову.
- Зачем?!!
- Я… мне очень надо.
- Зачем?!!
Намира молчала. Потому что и сама не могла сказать, зачем она это сделала, но сердцем понимала, что так надо и поступает она правильно.
Сэр Васпер молча вышел из залы, оставив воспитанницу одну.

_________________
Изображение


09 дек 2011, 21:24
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100